www.paladiny.ru
Регистрация
Забыли пароль?

запомнить
Новости | Структура Ордена | Устав Ордена | Перекрестки миров | Форум | Фотогалерея БК  |  Dwar  |  Magic  |  RIOT   








Игроки Турниры Кланы
Клиент игры Rambler-Клиент Браузерная версия Магазин Magic Тви-вестник







Развлечения: ГрафоманЪ Форум: Форум Magic

ГрафоманЪ | Поэзия | Юмор | Интервью | Статьи | Мнение | Мультфильмы | ВЦ-шоу | Конкурсы | MusicBox | Рукописи

ГрафоманЪ: Прокрустово ложе любви
Дата: 20.03.2006 18:05
Автор: , добавлено:



Боль…
Душа полна боли.
Словно держишь в руках сосуд, внутри которого – жидкое пламя. Говорят, в других мирах есть такие места, где сама земля становится огнём и течёт рекой с гор, сжигая всё на своём пути.
Может, не лгут.
Но даже тот огонь со временем слабеет и умирает – мой же с каждым днём лишь всё большую силу обретает.
И нет у меня права опрокинуть сосуд и вылить пламя боли. Ни одна капля не должна оказаться снаружи. Ибо принесёт она страдания тем, кого я люблю.
Да, я люблю.
И меня любят.
Порой мне кажется – слишком много любви. Для меня одного.
Странно, не правда ли?
Ведь многие только и грезят о том, чтобы их любили все вокруг.
Я тоже о таком мечтал. И вот – боль…
Часто слышу вопрос: «Бард, почему твои новые песни столь печальны?»
А я не знаю, что ответить людям.
Рассказать правду – не могу. Лгать – не хочу.
И я молчу, перебирая струны лютни.
А когда понимаю, что скоро не смогу вытерпеть голос боли – пою. Чтобы хоть на время заглушить его, подарить истерзанной душе несколько кратких минут покоя.
Но если боль ещё можно победить, то память – нет…

* * *


- Какой бы выбор ты ни сделал, сын, какая бы девушка ни завладела твоим сердцем, знай – мы с твоей матерью будем рады за тебя, ибо ты найдёшь своё счастье. И мы примем твою жену как свою дочь. Ведь я уверен, сын – когда придёт время, ты сумеешь сделать правильный выбор.
Отец глядит на меня, ещё подростка, сверху вниз. В его глазах светится любовь ко мне. И гордость за своего сына. Рядом стоит мать – она улыбается, и внутри меня словно загорается закатное солнце. Не яростное, как днем, а ласковое, дарящее тепло последними своими лучами.
Я счастлив – у меня самые лучшие родители в мире. Мы любим и понимаем друг друга…

* * *


- Мать, отец! Это – Ивлия! Мы любим друг друга, и хотим пожениться!
Они встают с кресел, и смотрят на нас, стоящих у двери.
Я встречаюсь взглядом с матерью – и в сердце входит раскалённая добела игла. Вздрагиваю – откуда взялась эта боль? Но проходит миг – на лицах родителей появляются улыбки, и я, вздохнув с облегчением, забываю о странном ощущении.
- Мы рады встрече с тобой, Ивлия! – Мать подходит вплотную, крепко обнимает нас обоих. – Значит, вот почему наш сын стал таким счастливым с недавних пор? Что же, прошу к столу – вы как раз к обеду. Там и познакомимся, как следует.
В моей душе распевают весенние трели птицы – жизнь ещё никогда не была столь прекрасной, как сейчас. Я нашёл свою любовь, и мои родители счастливы за меня.
Как же мне повезло – среди моих близких царят любовь и согласие…

* * *


- Сын, она – не та, кто тебе нужен, поверь мне. – Мы с отцом сидим на скамье рядом с домом.
Снова боль проникает в моё сердце – но на сей раз это уже не игла, а кинжал, делающий своё дело с жестокой медлительностью.
- Как?.. Что?.. Но?.. Вы же!..
- Погоди, сын. Не торопись обвинять меня и твою мать. – Он обнимает меня за плечи. – Понимаешь, какая штука… Мы видим, что Ивлия не любит тебя. В её глазах нет того огня, который живёт в твоих. Просто ты не замечаешь этого, ибо ослеплён своей страстью. Зато нам сразу стало ясно – то, как мы живём, ей очень понравилось.
- Я не понимаю… не понимаю тебя, отец. – Кинжал, кажется, уже пронзил моё сердце насквозь, и теперь чья-то невидимая рука раскачивает клинок из стороны в сторону.
- У нас богатый дом, завидное положение – кто же не польстится на такое? Вот и она, Ивлия твоя, мечтает, чтобы у неё все это было.
Я молчу – я просто разучился говорить. Забыл, как это делается.
Отец понимает моё молчание по-своему.
- Вижу, ты понимаешь, о чём я, сын. Знаю, тебе сейчас тяжело – но ты всегда был сильным. Ты справишься. Жизнь только начинается – и ты обязательно встретишь ту, которая станет твоей верной любящей женой.
Я молчу. И отец снова ошибается, принимая это за согласие. Он встаёт и уходит, сказав на прощание:
- Мы любим тебя, сын – и желаем тебе только самого лучшего. Поверь нашему опыту.
А я остаюсь сидеть на скамье. Всё ещё не желая верить в то, что услышал только что, думаю – может, это всего лишь странное и жестокое испытание? Может, отец и мать решили проверить мои чувства? Ведь они говорили – любой твой выбор мы примем и будем рады ему! Ведь они любят меня! Любят…
Время споров и слёз уже близко – хоть я и не знаю пока что об этом…

* * *


- Мать! Отец! О какой корысти вы говорите, если родители Ивлии не беднее нас?! Разве вы не знаете этого?! И почему она обязана добиваться вашего расположения – разве вам мало нашей любви? Не вы ли говорили мне, что примете любимую мою, словно родную дочь?!
Этот разговор начинается не в первый раз. И я уже знаю, что будет дальше – но всё равно продолжаю говорить. Ведь они любят меня, они поймут меня… Или всё же правду говорят, что любовь слепа?..
- Сынок! – Мать подходит ко мне, обнимает, кладёт голову на плечо. – Ну как же ты не видишь того, что видим мы. Нет любви в её сердце. Поверь моему женскому чутью – оно ещё ни разу меня не обманывало. Мы же добра тебе желаем, малыш! Мы любим тебя! Да будь я на её месте, я бы из кожи вон вылезла, чтобы понравиться родителям своего рыцаря, и не причинять ему боль этим разладом!
Я чуть отстраняю мать от себя. Смотрю на неё в упор.
- Мама, но разве она не пыталась? Разве она не шла вам навстречу, распахнув свою душу? А вы?! Вы отталкивали её раз за разом! А теперь ждёте, что Ивлия снова придёт на поклон... Да, она любит меня, и я люблю её. И ей не по сердцу всё то, что творится сейчас. Но Ивлия уже не в силах заставить себя унижаться ещё раз. И я не осуждаю её за это.
- Унижаться?! – Мать опускает руки, в её глаза – обида. – Ведь это она, сынок, хочет войти в нашу семью. Ей и положено стараться, чтобы мы приняли её. И поверили – да, вот та, которая будет любить нашего сына так же, как и мы, до последних своих дней.
И я вдруг понимаю: да, в самом деле, любовь ко мне сделала моих родителей слепыми. Они не видят, что Ивлия любит их сына столь же сильно. И не могут поверить в то, что я могу быть счастлив с кем-то, кроме них.
Ревность…
Должно быть, мать и отец ревнуют.
Что ж… Значит, о жизни под одной крышей можно больше не мечтать. У нас будет свой дом…

* * *


Наша свадьба…
Мы стоим в храме, перед нами – служитель Света, готовый своими словами скрепить священные узы любви.
А в моей голове – голос матери. Её ответ на мой вопрос: «Мама, чего пожелаешь ты мне в этот день?»
«Надеюсь, сын, что года через два вы уже не будете мужем и женой».
Я понимаю – раненая любовь заставила её сказать эти слова. Но от этого не становится легче.
Капают огненные капли, наполняя мою душу болью…

* * *


Я разрываюсь надвое.
Я – мост, соединяющий два берега. Моих родителей и мою жену, Ивлию. В сердце живёт надежда – наступит время, когда эти берега соединятся воедино.
Но пока что всё по-другому.
Они любят меня – но не могут приблизиться друг к другу. И их любовь растягивает мою душу – каждый берег тащит мост к себе.
Кажется, кто-то рассказывал – в одном из миров жил злодей, который всякого, проходившего мимо его дома, путника укладывал на своё ложе. Если оно оказывалось велико, то хозяин тянул несчастного странника за руки и ноги до тех пор, пока пленник не становился одного с ним роста.
Встреть я жертв этого негодяя, нам бы нашлось, о чём поговорить…
Я знаю – родные люди не хотят причинять мне боль. Любовь… Она закрыла им глаза.
Мне удалось овладеть трудным искусством: не говорить с женой о моих родителях, не говорить с родителями об Ивлии.
Это тоже причиняет боль – но не столь сильную, как попытки прорвать пелену любви.
Правда, порой я всё же пытаюсь… пытаюсь сблизить два берега…

* * *


- Мама, знаешь, сегодня Ивлия ходила к знахарю! – Мы сидим в одной из комнат родительского – моего? – дома. Пьём вино из красивых бокалов. – И он сказал, что у нас всё же будет сын, а не дочь! А ведь раньше все думали иначе. И, знаешь, он такой сильный! Я приложил руку к её животу, и сам ощутил это!
Мать опускает голову, сжимает губы. И, спустя томительный миг тишины, я слышу:
- Мне всё равно. – Глухо и безжизненно. Словно три камня упали с повозки на мостовую.
Я знаю – это не так. Ей не всё равно. Матери тоже больно в этот миг.
Потому я встаю и, не прощаясь, ухожу. Ведь кроме боли, мы больше ничего не сможем принести друг другу в этот вечер.
И по пути домой я даю себе слово – отныне более ни слова об Ивлии. Ни слова о нашем сыне. И ни слова о моих родителях – ей. Не хочу причинять мучений – им и себе. Должен же хоть кто-то видеть и понимать.
Ночной кошмар, ставший горькой явью.
Жестокая басня безумного сказителя, обрётшая плоть.
Моя жизнь…

* * *


Я открываю глаза, и волна памяти, накрывшая меня с головой, отступает. Вновь кладу пальцы на струны лютни – боль уже почти невозможно терпеть, и мне надо петь, чтобы не сойти с ума.
Едва заканчивается одна песня, как я сразу же начинаю другую. Течёт мимо меня время, но я не замечаю его.
И лишь когда пересохшее горло отказывает мне, я замолкаю – но только для того, чтобы сделать пару маленьких глоток вина.
Какой-то воин подходит ко мне.
- Бард, почему твои новые песни столь печальны?
Я поднимаю на него взгляд.
И хрипло хохочу во всё горло, с ужасом слыша нотки безумия в своём смехе…
КОММЕНТАРИИ:
Страницы: 1 | 2

  
Дата: 28.03.2006 23:12

да уж.... жаль материться нельзя :(

10 баллов.... даже не задумывался.... как по .... серпом......
пайдуубьюсьапстену :(



  
Дата: 02.04.2006 01:45

F0LKEN
Одно дело, когда считаешь произведение достойным публичного обозрение, другое - когда оно всё ещё "живое" очень близкое сердцу.



  
Дата: 03.04.2006 16:56

я летала:

Каждое произведение близко сердцу автора, и срок, прошедший со времени написания, значения не имеет. Во всяком случае, для меня:-)



Страницы: 1 | 2
Писать от имени: Гость
Склонность: Нейтрал Хаос Истинный Хаос Истинный Хаос Тёмный   Гвардия Мироздателя Гвардия Мусорщика   Истинный Тёмный Истинный Тёмный Истинный Тёмный Истинный Тёмный Истинный Тёмный Истинный Тёмный   Белое братство Паладин поднебесья Таможенный паладин Паладин солнечной улыбки Паладин инквизитор Паладин огненной зари Паладин хранитель знаний Паладин неба Старший паладин неба Старший паладин неба Верховный паладин
  Паладин поднебесья Таможенный паладин Паладин солнечной улыбки Паладин инквизитор Паладин огненной зари Паладин хранитель знаний Паладин неба Старший паладин неба Старший паладин неба Верховный паладин
Текст: Жирный Наклон Подчёркнутый Цитата
Смайлы: БКашные | Палсайта | Дополнительно  :wink:




(C) Орден света, 2004